• Написать письмо
  • Карта сайта
  • Домой
Журнал Меркурий
Учебно-деловой центр
ВЦ "ВЯТКА-ЭКСПО"
Деловой центр
Культурное наследие Вятки;
Оценка имущества;
Правительство
ТПП РФ
Центр международной торговли
ЦВК ЭКСПОЦЕНТР

Международная конкурентоспособность лесопромышленного комплекса России


Пискулов Ю.В.,
Доктор экономических наук, профессор

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ
ЛЕСОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА РОССИИ
(Аналитическая записка)

Введение:

Аналитическая записка подготовлена с целью информации и ориентации структур ТПП РФ, особенно региональных палат Северо-Западного федерального округа. При этом внимание обращается на конкурентоспособность условий инвестирования в проекты лесопромышленного комплекса на федеральном и региональном уровнях.

Последний природный ресурс

Лесопромышленный комплекс – занимает важное место в экономике Российской Федерации. Лесная продукция широко используется в промышленности, строительстве, сельском хозяйстве полиграфии, торговле, медицине. Объемы производства и потребления мебели, бумаги и картона в значительной мере определяют социальный и культурный уровень общества.

На долю лесопромышленного комплекса в 2009г. приходилось 1,3% внутреннего валового продукта Российской Федерации, 4,7% в объеме отгруженной продукции, 2,9% в валютной выручке от экспорта. В лесопромышленном комплексе занято более 5,3% численности работающих в промышленности. Это не много. Но следует подчеркнуть, что по запасам леса - единственного возобновляемого ресурса - Россия занимает первое место в мире. Вот почему одной их первостепенных задач сегодня является наращивание объемов производства и повышение конкурентоспособности лесной продукции на основе применения инновационных технологий. Однако сами по себе технологии, какими бы высокими они ни были - ничто, если они не могут найти применение в производстве, а будучи овеществлены в конкретном продукте - завоевать достойное место на внутреннем и мировом рынках.

Автор согласен с предложенной директором Центра исследований постиндустриального общества Владиславом Иноземцевым формулой, что модернизацию следует понимать как "банальное повышение эффективности, как снижение удельных издержек", а распространение лейбла "Made in Russia" должно стать национальной идеей модернизации России, способной производить конкурентоспособную продукцию, в том числе и лесную .

К этому следует добавить фактор времени, вернее его экономии, в течение которого будет реализована эта задача.

К сожалению, за последние годы, внимание к проблемам российского - ЛПК значительно ослабло. Причин здесь несколько. Укажем лишь на некоторые из главных, по нашему мнению.

Во-первых, большой российский бизнес сделал ставку на более прибыльные и менее затратные сырьевые производства: нефть, газ, металл, бытовая химия. Для него "лесоповал" в буквальном смысле каторжное дело, требующее дорогостоящей инфраструктуры, в т.ч. лесных дорог, энерго и тепло снабжения, строительства жилья, производственной базы по обработке леса, его дальнейшей транспортировке, и т.д. К этому надо добавить далеко не оптимальные условия лесопользования, законодательные, административные и другие препятствия, дефицит, как ни странно доступного древесного сырья для масштабной и глубокой химической лесопереработки. Ещё более проблемным является получение "длинных денег" - кредитов для таких производств. О масштабах коррупции и теневого бизнеса "в лесу", например, незаконных рубок и вывоза за рубеж не обработанного круглого леса можно лишь догадываться. Всё это не идёт в сравнение с прибыльностью промыслов "национального достояния" - производства нефти и газа.

Во-вторых, в течение двух последних десятилетий государство не уделяло лесному сектору внимания, которого он заслуживает. В стране, занимающей первое место в мире по запасам леса, до сих пор отсутствует внятная государственная политика развития и поддержки ЛПК, нет эффективной координации действий курирующих министерств - Минсельхоза и Минпромторга. Чего стоит само название структуры Минпромторга, отвечающей за лесной сектор - Департамент лесной и лёгкой промышленности, т.е. лесозаготовительная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная отрасли поставлены в один ряд с текстильной, обувной и кожевенной отраслями. Как говорят: «комментарии здесь излишни».

Разработанная в 2008 г научно-исследовательскими институтами с участием специалистов крупных лесопромышленных компаний Стратегия развития лесного комплекса Российской Федерации на период до 2020г до настоящего времени не утверждена Правительством. Совместный приказ министерств Минпромторга и Минсельхоза об утверждении Стратегии носит скорее символический характер.

Между тем в Стратегии четко определены системные проблемы, характерные для современного лесопромышленного комплекса страны:
- низкий технический уровень лесопромышленного производства. В деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности более половины оборудования физически и морально устарели и требуют замены;
- технологическое отставание от мирового уровня характеризуется отсутствием внедрения «прорывных» инновационных проектов, позволяющих снять структурные ограничения развития ЛПК и выйти на производство совершенно новых (по потребительским свойствам) видов лесобумажной продукции, востребованных на внешнем и внутреннем рынках (конструкционные материалы на основе древесины, экологически безопасные листовые древесные материалы, волокнистые полуфабрикаты, полученные без применения элементарного хлора, высококачественные виды бумаги и картона для печати и упаковки, современный ассортимент санитарно-гигиенических изделий, малотоннажных видов бумаги для промышленности);
- неустойчивое финансовое положение большинства предприятий лесного комплекса, характеризующееся постоянным снижением рентабельности, вследствие высокого уровня материально- и энергоемкости производства, вызванного опережающим ростом цен и тарифов на продукцию и услуги отраслей естественных монополистов;
-крайне низкий уровень российского лесного машиностроения. К настоящему времени большинство заводов лесного машиностроения прекратило свою производственную деятельность. В результате резко снизились объемы выпуска лесозаготовительной техники и деревообрабатывающего оборудования;
- слабо развитая производственная и дорожно-транспортная инфраструктура сдерживает возможности более полного освоения эксплуатационных лесов и снижает экономическую доступность лесных ресурсов;
-кадровые проблемы, обусловленные слабым развитием социального партнерства, низким по отношению к другим отраслям экономики уровнем оплаты труда работающих, ухудшающейся ситуацией в профессиональной и квалификационной подготовке кадров и специалистов.

Стратегия определяет основные направления развития лесопромышленного комплекса по повышению уровня глубокой химической, механической и энергетической переработки древесного сырья; развитие инфраструктуры в районах реализации приоритетных инвестиционных проектов и освоения новых лесных массивов, снижение энергоемкости производства и развитие производства биотоплива.

Стратегия, является концептуальной основой для развития государственно-частного партнерства в лесном комплексе. Утверждение ее Правительством позволило бы обеспечить согласованность действий органов исполнительной и законодательной власти различных уровней по направлениям развития лесного комплекса в долгосрочной перспективе.

Не прояснилась ситуация с утверждением Стратегии и в статье Первого заместителя председателя Правительства Российской Федерации В.А. Зубкова в журнале «Вопросы экономике» №3, 2010г. "Роль государства в развитии лесного комплекса России". Следует подчеркнуть, что на отдельные положения Стратегии автор ссылается. В частности он отмечает, что к 2020г в соответствии со Стратегией объем отгруженной лесной продукции увеличится в 4,3 раза. Но как реализовать на практике этот тезис Стратегии, если она не утверждена Правительством? Это большой вопрос.

В статье говорится о том, что создана нормативно-правовая база для стимулирования глубокой переработки, "которая предполагает льготный доступ к лесным ресурсам в обмен на инвестиции в их переработку" - в рамках реализации инвестпроектов. Приведённые цифры господдержки предприятий «впечатляют». В 2009 г. возмещение экспортёрам промышленной продукции на уплату процентов по кредитам российских банков составило всего - 184 млн. руб.; на создание межсезонных запасов древесины, сырья и топлива - 325 млн. руб.; на уплату процентов по кредитам на техническое перевооружение - аж 10 млн. руб.

Очень скромно - два абзаца статьи - об осуществляющихся важнейших инновационных проектах, направленных на выпуск конкурентоспособного оборудования в целях импортозамещения. Говорится о реализации 92 инвестпроектов, из которых введены в эксплуатацию всего 9 с суммарными инвестициями 18,9 млрд. руб. и объемом переработанного сырья - 5 млн. м3. Отмечается, что в отрасли реализован важнейший инновационный проект по созданию новых материалов и комплектующих для деревянного домостроения, соответствующего европейским стандартам. Насколько нам известно, этот важный проект далёк до завершения, а деревянное домостроение в 2009г в стране снизилось. По данным Росстата в 2009г. произведено деревянных домов заводского изготовления всего 127 тыс. м 2 , что ниже уровня 2008г в 2,2 раза.

К сожалению, в статье не говорится о том, что правительство намерено делать по развитию внешнеэкономических связей ЛПК, улучшению структуры экспорта, созданию благоприятных условий для иностранных инвестиций и т.д.

Не понятно отсутствие реакции правительства на принятие комиссией таможенного Союза стран СНГ в апреле с.г. решения о снижении в 3 раза (до 5%) ввозных пошлин на мелованные сорта бумаги, которое явно противоречит курсу на глубокую переработку древесины и выгодно лишь полиграфическим компаниям, пролоббировавшим это решение. Только прямые потери бюджета составят не менее 35 млн. долл. ежегодно.

Ситуация с лесными пожарами летом 2010 г. еще раз показала несовершенство системы управления лесами, их защиты и ущербность действующего законодательства в этой области.

Не занимаясь серьёзно промышленной политикой в сфере ЛПК сегодня, мы завтра можем остаться без одной из главных составляющих промышленного производства, тем более, когда наши углеводородные энергетические ресурсы иссякнут или будут заменены другими, возобновляемыми источниками энергии.

Конкурентоспособность ЛПК России и других стран

Конкурентоспособность любой продукции наиболее отчетливо проявляется в сфере внешнеторговой деятельности.

Лидерами мировой торговли лесными товарами в настоящее время является США, на долю которых приходиться 49,7 млрд. долларов лесного товарооборота (экспорт + импорт); Германия, 39,2 млрд. долларов; Китай, 35,9 млрд. долларов; Канада, 31,7 млрд. долларов; Франция, 20,1 млрд. долларов; Финляндия, 18,3 млрд. долларов. В России в 2009г. лесной внешнеторговый товарооборот составлял всего 14,8 млрд. долларов.

Несовершенная структура лесопромышленного комплекса Российской Федерации определила и несовершенную структуру лесного экспорта. В целом по миру без учета Российской Федерации в структуре лесного экспорта на долю продукции глубокой химической переработки древесины приходиться более 60%, а на долю необработанного круглого леса 2-3%. В Российской Федерации в течении последних трех лет доля круглого леса в экспорте была выше доли продукции глубокой химической переработки древесины.

Сравнительные данные об объемах экспорта основных видов лесоматериалов Российской Федерации, США и Финляндии также подтверждает низкую эффективность российского лесного экспорта по сравнению с приведенными в таблице 1 странами.

Таблица1
Сравнительные объемы экспорта основных видов
лесоматериалов Российской Федерации, США и Финляндии

Таблица1. Сравнительные объемы экспорта основных видов

лесоматериалов Российской Федерации, США и Финляндии.


Российская Федерация

США

Финляндия

Экспорт лесоматериалов – всего, млрд. долларов США

2000

4,2

16,5

11,0

2005

7,7

18,5

12,1

2007

11,2

20,9

15,9

2008

10,6

22,5

15,2

Экспорт бумаги и картона, млн. т.

2000




2005

2,7

9,6

11,2

2007

2,5

11,0

13,1

2008

2,6

11,7

11,9

Экспорт круглого леса, млн. м 3

2000

30,8

12,1

0,5

2005

48,3

9,8

0,75

2007

49,3

10,1

0,66

2008

37,1

10,4

0,72


Источник: данные ОАО «НИПИЭИлеспром».

Кроме значительного отставания экспорта продукции лесопереработки из России по объемам, слабая технологическая конкурентоспособность (качество) проявляется в ценовой: в 2007 г. усредненные экспортные цены на хвойные пиломатериалы из России были примерно в 2 раза ниже, чем из США и Швеции, а на беленую целлюлозу, ниже уровня шведских и финских цен более чем на 20 %.

Введение повышенных пошлин на экспорт необработанного круглого леса не привело к желаемым результатам. Хотя в 2009г объем экспорта необработанного круглого леса и сократился до 21,7% млн. м 3 , Россия по прежнему занимает первое место по экспорту «кругляка».

Основной целью введения повышенных пошлин на экспорт круглого леса было увеличение его переработки внутри страны. Однако этого не произошло. В результате получилось все в соответствии с известным изречением: «хотели как лучше, а получилось как всегда».

Что касается импорта, то из-за отсутствия в Российской Федерации производства мелованной бумаги, импорт ее ежегодно увеличивается.

За период 2000-2009г.г. импорт мелованной бумаги увеличился в 6,4 раза. Если учесть, что в 2010г. импортные пошлины на мелованную бумагу снизятся, импорт ее значительно возрастет. Это еще один пример, когда государство стимулирует зарубежного производителя в ущерб отечественному.

По причине неэффективной структуры лесного экспорта баланс внешнеторгового оборота целлюлозно-бумажной продукции Российской Федерации начиная с 2003г по настоящее время является отрицательным.

Одним из приоритетных и наименее затратных направлений развития лесопромышленного комплекса России и его экспорта могло бы стать развитие биоэнергетики на базе производства и потребления древесных гранул (пеллетов).

По расчетам научно-исследовательских организаций ресурсы древесного сырья и отходов для использования в качестве топлива в целом по стране составляет не менее 90 млн. м 3 . ,Основная часть их образуется на предприятиях лесозаготовительной и деревообрабатывающей промышленности. Потенциально за счет использования древесины и древесных отходов на топливные нужды можно в значительной мере удовлетворять потребности лесопромышленных предприятий в тепловой и электроэнергии.

Необходимость использования древесины в качестве топлива диктуется и тем, что в структуре себестоимости продукции лесозаготовительной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной продукции доля затрат на энергетические цели постоянно растет из-за увеличения тарифов на электроэнергию и составляет в настоящее время 12-15% от всех затрат.

В условиях повышения энергоемкости промышленного производства и роста цен на нефть и газ проблема использования древесины в целях получения энергии как элемент конкурентоспособности получила в последние годы развитие в большинстве стран Западной Европы и Северной Америки.

По прогнозам экспертов к 2020г. ежегодная потребность европейских стран в таком энергетическом топливе как древесные гранулы (пеллеты) – будет колебаться в диапазоне 80-135 млн.т. Сегодня Европа является главным импортером пеллетов в мире. Потребление гранул к 2020г. для выработки электроэнергии в индустриальном секторе может составить 60%, в секторе централизованного отопления жилья – 25% и в частном секторе – 15%.

В перспективе Российская Федерация может стать одним из наиболее конкурентоспособных экспортеров данного вида биотоплива. Положительным фактором в этом отношении является то, что в ближайшие годы серьезным импортером топливных гранул может стать Китай. В этой связи необходимо разработка программы развития биоэнергетики в рамках закона об энергоэффективности.

К сожалению, следует констатировать тот факт, что в числе утвержденных Минпромтторгом России приоритетных инвестиционных проектов доля проектов по развитию биотоплива не значительна.

На наш взгляд проблема развития биоэнергетики в Российской Федерации должна решаться в сотрудничестве со странами Европы, в первую очередь с Финляндией, которые являются в настоящее время и будут являться в перспективе основными потребителями древесных гранул.

Это в значительной мере позволит ускорить решение технических, производственных и инвестиционных проблем развития биоэнергетики в Российской Федерации.

Движущими силами развития мирового производства энергии из биомассы являются не рыночные факторы, а правительственная политика и субсидии. Большинство промышленноразвитых стран поставило перед собой очень агрессивные цели по замене в течение следующих 10-15 лет невозобновляемых ископаемых видов топлива (нефть, газ, каменный уголь) возобновляемыми. Древесное волокно рассматривается как важный возобновляемый источник энергии. Основными государственными энергетическими инициативами, оказывающими влияние на развитие мирового производства биотоплива из древесины, являются страны Европейского Союза.

Примером целенаправленной лесной политики, ориентированной на развитие лесного сектора и повышение его роли в экономике и экспорте является Китай.

Если в 90-е годы бывший СССР значительно опережал Китай по производству основных видов лесоматериалов, то в настоящее время ситуация резко изменилась.

Общая стоимость продукции лесного сектора Китая, произведённая внутри страны составила в 2008 г. 206,1 млрд. долл. США. Для сравнения в Российской Федерации общая стоимость произведённой лесной продукции в 8 раз меньше. Лесному сектору Китая принадлежит важнейшая роль в реализации Китаем стратегии устойчивого развития. Доля продукции лесного сектора составляет 4,8% в ВВП страны. В России эта цифра 1,3%.

Не имея значительных запасов лесных ресурсов в Китае успешно реализуется государственная Программа по созданию плантаций бысторастущих лесных пород. Если в период 1990 до 2000 г.г. ежегодно закладывалось в среднем 1,99 млн. га лесных плантаций то, начиная с 2000 г. по 4,06 млн. га. В 2008 г. эта цифра составила 4,77 млн. га.

По размеру лесных плантаций Китай занимает первое место в мире.

В лесопромышленном комплексе Китая приоритетным направлением является развитие производств по глубокой химической и механической переработке древесины. При этом проводится целенаправленная государственная политика по активизации инвестиционной деятельности, за счёт централизованных источников и собственных средств предприятий, что позволило в короткие сроки ввести в действие новые лесопромышленные предприятия по переработке древесины и производству конкурентоспособной лесной продукции с высокой добавленной стоимостью.

По производству бумаги и картона Китай в настоящее время является первой страной мира, опередив США. Среднегодовой темп роста производства и потребления бумаги и картона в период 2001-2008 г.г. составил 12,5%. В качестве сырья в целлюлозно-бумажном производстве в значительной мере используется макулатура, импорт которой составил 10 млн. т. ежегодно.

Китай является крупнейшим в мире производителем листовых древесных материалов включающих фанеру, древесностружечные и древесноволокнистые плиты. За период 1990-2008 г.г. производство фанеры возросло в 27,8 раза, древесностружечных плит в 23 раза, древесноволокнистых плит в 6,6 раза.

В настоящее время Китай значительно превосходит Российскую Федерацию по производству всех видов лесоматериалов.

В Российской Федерации объём лесозаготовок составляет по данным Росстата 91,2 млн. м3, в Китае (по данным ФАО) 291,9 млн. м3, по производству пиломатериалов соответственно 19,0 и 29,3 млн. м3, по фанере 2,0 и 36,2 млн. м3, по древесностружечным плитам 4,6 и 11,5 млн. м3, древесноволокнистым плитам 2,0 и 29,1 млн. м3, по бумаге и картону 7,4 и 84,0 млн. м3.

С целью более эффективного и устойчивого развития лесопромышленного комплекса Российской Федерации следует на наш взгляд, осуществить следующие мероприятия:

- утвердить Правительством и обеспечить реализацию основных направлений Стратегии развития лесопромышленного комплекса Российской Федерации на период до 2020г., направленных на повышение уровня глубокой химической, механической и энергетической переработки древесного сырья и инфраструктуры в районах реализации приоритетных инвестиционных проектов и освоения новых лесных массивов;
- развивать внутренний рынок пиломатериалов, фанеры, древесных плит;
- совершенствовать лесное законодательство, с целью улучшения экономических взаимоотношений государства и лесопромышленных предприятий, занятых заготовкой и переработкой древесины;
- развивать заводское деревянное домостроение на основе внедрения прогрессивных материалосберегающих технологий строительства одноуровневых и многоуровневых деревянных домов;
- обеспечить полный и достоверный учет объемов заготовленной древесины и ее потребления в различных сферах экономики;
- снижать энергоемкость лесопромышленного производства за счет получения энергии из возобновляемых древесных источников, развивать производство биотоплива.

Русский лес - без преувеличения является важнейшим резервом нашего долгосрочного инновационного развития и стратегическим элементом достойного участия России в глобальной экономике.

Структура лесопромышленного производства развитых стран мира в первую очередь характеризуется высокоразвитой целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленностью, ориентированных на выпуск конкурентно способной продукции с высокой добавленной стоимостью. Результаты многолетней эффективной деятельности лесного сектора США, Канады, Финляндии, Швеции, а в последние годы Китая подтверждают вывод о том, что целлюлозно-бумажная промышленность в конечном итоге определяет эффективность использования природного ресурса - леса и экономику лесного комплекса в целом.

Это обеспечивается следующими факторами:
- в целлюлозно-бумажной промышленности можно переработать древесину любых пород, включая лиственную и низкокачественную, а также древесные отходы, особенно в связи с развитием новых технологий и созданием лесопереработки ближайшего будущего, так называемой биоиндустрии;
- целлюлозно-бумажная продукция имеет устойчивый спрос на внутренних и внешних рынках большинства стран мира;
- потребление продукции целлюлозно-бумажной промышленности в значительной мере характеризует социальный уровень общества;
- наибольшая прибыль в расчёте на 1 м3 переработанной древесины достигается в целлюлозно-бумажной промышленности, что подтверждается не только практикой зарубежных стран, но и фактическими данными отечественных интегрированных целлюлозно-бумажных корпораций, типа "Илим Палп", ОАО "Монди Бизнес Пейпа", ОАО "Соликамскбумпром" и др.

В силу ряда причин в результате отсутствия внятной лесной политики в последние годы наблюдались стагнация в развитии целлюлозно-бумажной промышленности. В настоящее время производство бумаги и картона в Российской Федерации находится на уровне 1980 г. В России за последние 30 лет не построено ни одного целлюлозно-бумажного комбината.

К сожалению, о проблеме строительства новых целлюлозно-бумажных комбинатов больше говорят, особенно на уровне субъектов Федерации, чем делают на практике. Так в Республике Коми ещё в 1997 г. была разработана и утверждена быв. премьером Черномырдиным В.С. Программа развития и реструктуризации лесопромышленного комплекса, в которой были обоснованы предложения о строительстве двух ЦБК: Удорского и Троицко-Печерского.

За прошедшие десять лет руководители Республики неоднократно повторяли тезис о необходимости строительства этих ЦБК, однако проблема не решается. В этой богатой лесом Республике с общим запасом леса 2,9 млрд. м3, что больше чем в Финляндии и расчётной лесосекой 27,2 млн. м3, фактический объём лесозаготовок составляет всего 5,7 млн. м3 и увеличивать его без строительства целлюлозно-бумажных комбинатов не представляется возможным, так как нет возможности переработать древесину внутри Республики, и отсутствует спрос в соседних регионах.

Ссылки многочисленных "доброжелателей" ЦБК о больших затратах на строительство новых предприятий и длительных сроках окупаемости, на наш взгляд, несостоятельны. Во всём мире целлюлозно-бумажные комбинаты имеют высокие финансовые показатели. Это в равной мере относится и к отечественным целлюлозно-бумажным комбинатам. В пользу ЦБК говорят и такие цифры российского лесопромышленного комплекса. За последние десять лет на импорт бумаги, картона, бумажных изделий Российская Федерация израсходовала более 30 миллиардов долларов. Получается, что в стране найти два млрд. долларов на строительство нового ЦБК нельзя, а израсходовать 30 млрд. долларов на импорт можно. В настоящее время Россия занимает 13 место в мире по производству бумаги и картона, уступая таким странам, как Южная Корея, Италия, Франция, Индонезия.

По душевому потреблению бумаги и картона Россия занимает одно из последних мест в мире, всего 38 кг. на человека. Для сравнения в Финляндии этот показатель равен 328 кг., в США - 304 кг, Австрия - 277 кг, Канада - 245 кг, Германия - 232 кг, Швеция - 221 кг, Италия - 205 кг.

В расчёте на 1000 м3 заготовленной древесины в России производится в 5 раз меньше бумаги и картона, чем в развитых лесопромышленных странах мира, в частности в Финляндии.

Привлечение инвестиций. Почему Финляндия?

Мировой и отечественный опыт свидетельствуют, что динамичное развитие любого промышленного производства определяется, прежде всего, активной инвестиционной деятельностью. К сожалению, с самого начала перехода к рыночной экономике инвестиции в развитие лесопромышленного комплекса были минимальные. За период 1990-1998 г.г. инвестиции в сопоставимой оценке снизились в 8 раз по сравнению с уровнем 1990 года. В последующие годы ситуация в лучшую сторону не изменилась.

О незначительности инвестиций в лесопромышленный комплекс России свидетельствует такой пример. Для строительства одного целлюлозно-бумажного комбината требуется не менее 60 млрд. руб., а все инвестиции в развитие производства целлюлозы, древесной массы, бумаги, картона и изделий из них в 2009 г. составили всего 11,7 млрд. руб.

О низкой инвестиционной деятельности свидетельствуют и данные о реализации приоритетных проектов, одобренных Минпромторгом России.

Поскольку "наш" крупный капитал не идёт в лес, а государство слабо помогает ЛПК встать на ноги, надежды связаны с привлечением иностранных инвестиций. И не только и даже не столько кредитов, сколько прямых инвестиций путём объединения активов, участия в акционерном капитале, поставки технологического оборудования, современных методов производства, лицензий.

Казалось бы, что этот проверенный мировой практикой и эффективный способ, использованный большинством стран для модернизации экономики, без особых проблем может быть применён в России. Однако, ситуация, когда "умом Россию не понять" работает и здесь. Как ни парадоксально, но иностранный капитал не спешит масштабно осваивать богатейшие лесные ресурсы нашей страны, не смотря на заверения федеральных и местных властей о предоставлении зарубежным инвесторам всех возможных льгот и привилегий. Что касается вопросов сравнительно небольших инвестиций в механическую деревообработку (пиломатериалы, деревянные конструкции и т.д.), то они в конце концов партнёрами решаются. Нет, речь идёт о крупных проектах большой лесной индустрии - ЦБК по глубокой химической переработке древесины и её комплексному использованию.

О необходимости улучшать инвестиционный климат в России говорится давно, и в бизнес сообществах и в высоких кабинетах чиновников. При этом партнёры по инвестициям вкладывают в это понятие нередко различный смысл. То, что кажется почти идеальными условиями с точки зрения российских властей, зачастую не подходит иностранному инвестору, т.к. не соответствует понятию " лучшая инвестиционная практика в глобальном масштабе". Именно такой практики придерживаются и ожидают понимания от российских партнёров крупные международные лесные корпорации - влиятельные ТНК в своей области и в глобальном масштабе.

В сегодняшней России, мы наблюдаем не столько процесс адаптации условий инвестирования к мировым стандартам, сколько продолжающийся разношерстный и бюрократический подход к решению этой важной проблемы. Новым явлением для сегодняшней России стало обострение конкуренции за инвестиции. Состоявшийся недавно в Торгово-промышленной палате РФ форум под девизом "Конкуренция за инвестиции" (см. Торгово-промышленные ведомости № 9, май 2010) отметил, что для реализации крупных проектов и концессионных соглашений необходимо внедрение норм государственно-частного партнёрства Таким путём можно было бы решить многие вопросы федеральной и региональной компетенции с целью привлечения инвестиций. Объединение сил бизнеса и государства необходимо по следующим причинам.

Во-первых, рост рисков капиталовложений, процентных ставок и ужесточение условий долгосрочного кредитования (при одновременном сокращении бюджетных возможностей) во многом обескровил инвестиционный процесс.

Во-вторых, до сих пор нормативно-правовые акты, регулирующие инвестиции в субъектах федерации, нередко противоречат федеральному законодательству, которое к тому же неполно и разрознено.

В-третьих, до сих пор практически не удалось продвинуться в таких важных для инвесторов направлениях, как снятие административных барьеров при проектировании, оформлении разрешительной документации, подключении и сооружении инженерных сетей, выделении земельных участков, а также предоставлении госгарантий. Так, применение "дедушкиной оговорки" т.е. сохранение неизменного режима налогообложения (сегодня - до 7 лет), следовало бы расширить на весь фактический срок окупаемости проекта. Это особенно важно для крупных проектов. Пора также наполнить более серьёзным содержание понятие "приоритетный проект" т.к. присвоение Минпромторгом этого статуса сегодня практически мало чего даёт.

В-четвёртых, сегодня российские банки предлагают инвестиционные кредиты на срок до 5-7 лет, при годовых начиная с 13%. При сооружении новых, тем более крупных производств типа ЦБК, такие кредиты оказались обременительными. Процентная ставка не должна превышать 6% (международная практика). 100% получение иностранного кредита - редкий случай. Зарубежные инвесторы сегодня требуют софинансирования со стороны российских банков, в т.ч. как гарантии от возможных потерь.

В-пятых, следовало бы ограничить рост тарифов на тепловую, электрическую энергию и газ, водоснабжение, транспорт, улучшить методику формирования тарифов на услуги.

Согласно исследованию Ассоциации европейского бизнеса для иностранных инвесторов основным барьером является всё же бюрократия и коррупция. Даже налоги, законодательные ограничения и факторы производства (стоимость труда, квалифицированный персонал, инфраструктура, надёжность субпоставщиков) отступают на второй план.

С.Е. Нарышкин в своем исследовании "Иностранные инвестиции и развитие экономики России" говорит, что сегодня "важна разработка новых модельных законов для регионов по регулированию и стимулированию инвестиционной деятельности, в т.ч. с участием иностранных инвесторов. Такая задача должна быть решена при минимизации различных форм администрирования и сокращении коррупционной ёмкости процедур, связанных с оценкой и отбором инвестпроектов».

На вопрос, почему иностранные инвесторы не идут с крупными инвестициями в российские леса, ответ дает диаграмма сравнительных условий инвестирования в России и Бразилии (обе страны принадлежат к группе БРИК). Как видно, инвестиционные условия в этих двух странах существенно отличаются: (Данные финской компании "PÖУRУ"):

Элементы конкурентоспособности

Россия

Бразилия

Надежность поставок сырья

Недостаточные гарантии поставок древесины в долгосрочной перспективе ввиду непредсказуемой политики по вопросам аренды лесного фонда/прав на хозяйственное пользование.

Гарантированные долгосрочные поставки древесины благодаря тому, что земля и плантации находятся в собственности предприятий лесной промышленности.

Инфраструктура

Развитие лесных отраслей нуждается в крупных инвестициях в инфраструктуру, государственная поддержка которых ограничена.

Плантации с коротким периодом ротации и небольшой площадью территории не требуют значительных капиталовложений в инфраструктуру.

Законодательство по вопросам собственности

Отсутствие четкого разделения ответственности между частным и общественным сектором.

Проработанное и четкое законодательство, регулирующее вопросы собственности на землю/леса.

Инвестиции в лесную промышленность

Отсутствие капиталовложений в строительство новых предприятий ЦБПромышленности

Активная реализация инвестиционных проектов в ЦБПромышленности

Институциональная база/администрация

Отсутствие четкой процедуры взаимодействия административных органов в центре и на местах.

Принятие решений на местах. Участие правительства минимально



На наш взгляд, одним из основных зарубежных инвесторов в развитие лесопромышленного комплекса может быть Финляндия. Об этом свидетельствует опыт семидесятых - восьмидесятых годов прошлого века, когда финские концерны занимали важное место в строительстве и модернизации советских лесопромышленных комплексов.

В 1970-80 -х г.г. финнами были построены Светогорский ЦБК, реконструирован Выборгский целлюлозный завод (общая стоимость этих проектов около одного миллиарда долл.), сооружён крупный, технически передовой Пяозёрский леспромхоз, поставлялись бумагоделательные машины и оборудование для варки целлюлозы Архангельскому, Усть-Илимскому комбинатам и другим заводам. Осуществлялись поставки машин и оборудования для лесной и деревообрабатывающей промышленности, развивалось научно-техническое сотрудничество. В 1977г. на высшем уровне была подписана конкретная долгосрочная программа торгово-экономического сотрудничества сроком на 15 лет с приложением перечня отраслей и 60-и направлений производственно- технологической кооперации, в т.ч. по 10-и в ЛПК.

Развал Союза и прекращение клиринговой торговли в краткосрочном плане привели к падению взаимного товарооборота и сокращению сфер сотрудничества.

Однако его естественный потенциал, базирующийся на географической близости, взаимодополняемости экономик и принципах взаимной выгоды, к концу первого десятилетия этого века вновь вывели Россию в число главных торговых партнёров Финляндии.

Одновременно проявились присущие торговле 80-х годов структурные трудности и ограничения - сырьевой характер российского экспорта и узость финского рынка. Кризис 2008 г. лишь усилил эти ограничения. Вновь встал вопрос об изыскании резервов диверсификации торгово-экономического сотрудничества.

Вот почему именно лесной сектор на наш взгляд, является сегодня главным резервом не только дальнейшего развития сотрудничества, но и международной конкурентоспособности ЛПК обеих стран. Объединение сырьевого и инфраструктурного потенциала России с производственно-технологическим Финляндии - реальная задача, учитывая имеющийся опыт сторон в международном объединении активов и участии в процессах слияний и поглощений.

Было бы несправедливо, если мы будем адресовать нашим финским коллегам только хвалебные понагерики, а российскому ЛПК – лишь суровую критику. Широко известна практика нелегальной рубки и вывоза древесины из лесов СЗФО в Финляндию. Бывают случаи и явно авантюрного поведения отдельных компаний при подготовке инвестиционных проектов. Примером может стать поведение одной крупной компании, правда не лесной, в Костромской области с продолжением в Приморском крае. Компания обещала потратить 1,1 млрд. евро на строительство ЦБК, а Внешторгбанк даже приобрел 10 % ее акций. В итоге администрация Костромской области разорвала инвестсоглашение, а ВТБ, по образному выражению печати, “ушел из леса”. К сожалению до последнего времени не была преодолена линия оставить за Россией роль поставщика лесного сырья, которая например, доминировала на втором финляндско-российском лесном саммите в 2006 г.

Как считает директор Александровского института при Хельсинском университете М. Кивинен, “русские предлагали финским лесным компаниям купить крупные предприятия лесопереработки, но финны выбрали другую стратегию: было решено использовать Россию как источник сырья, а не как объект инвестиций».

В итоге накопленные финские инвестиции в ЛПК России до сих пор не превышают 1 млрд. евро, а ряд крупных предприятий, построенных финнами или при их участие в советские годы, сегодня стали собственностью владельцев из других стран. В частности 100% Светогорского ЦБК сегодня принадлежит “International Paper”. В собственности зарубежных компаний пока с минеретарными долями находятся также предприятия по производству бумаги и картона ОАО “Волга” и Сыктывкарский ЛПК.

Биоиндустрия – инновационное будущее ЛПК?

Не смотря на отмеченные проблемы и трудности, перспектива российско-финского сотрудничества в ЛПК, на наш взгляд, выглядит благоприятно.

Просматриваются, по крайней мере, три направления, которые соответствуют и международной теории и практике, но для реализации, которых необходимы серьезные экономические меры, а также политическая воля.

Во-первых, это налаживание в России глубокой переработки леса, в первую очередь, химической, при участии финского бизнеса. Это направление, безусловно, самое затратное, но одновременно и самое перспективное, естественно, при активной поддержке государства.

Это направление можно обосновано назвать «планом Путина», который выдвинул его в докризисном 2006 г на отраслевом совещании в Сыктывкаре. Позднее на российско-финляндском лесном саммите 25 октября 2009 г. В.В. Путин вновь говорил, что глубокая переработка леса- наша стратегическая цель, “сигнал для инвесторов”, а отсрочка введения экспортных пошлин на кругляк- “шаг навстречу партнерам”, которым надо использовать это время для крупных инвестиций, развития инфраструктуры, привлечения кредитов, "конкретно от ВЭБ", (для отрасли нужен крупный банк); необходимо совершенствовать лесное законодательство, что возможна приватизация леса как итог долгосрочной и эффективной аренды, что совместное освоение рынков 3-х стран - актуальная задача.

Второе направление, которое становиться возможным в результате глобального кризиса, в т.ч. на мировых лесных рынках - это использование мощностей закрывающихся и незагруженных предприятий Финляндии. Некоторые их них расположены в непосредственной близи от границы с Россией. По официальным финским данным производство и экспорт бумаги и картона Финляндии в 2009 г. оценивалось на 22% меньше, чем в предыдущем; а в текущем лишь на 5% больше предшествующего года. Возврат к докризисному производству и экспорту, по мнению экспертов, возможен к 2012 году. Вариантов реализации этого направления несколько : от полной или частичной покупки предприятия, до различных схем переработки финскими заводами российского лесного сырья, целлюлозы и пиломатериалов, в т.ч. через ассортиментный обмен, своего рода “лесной толлинг”. Кстати, таким путем можно будет снять проблему экспортных пошлин на российский кругляк; то есть продолжить его поставки для этих предприятий на льготных условиях. На самом деле проблема экспортных пошлин сильно преувеличена, т.к. импорт российских балансов не превышает 20% потребности ЛПК Финляндии в сырье. По сравнению с первым направлением такое сотрудничество гораздо менее затратное. Одновременно с производственным, предприятия-партнеры могли бы опробовать схемы маркетингового и торгового сотрудничества на мировом рынке.

Наконец, третий вариант – это инновационное сотрудничество путем специализации и производственно-технологической кооперации по созданию “биоиндустрии”. Идея была озвучена в апреле 2010г на финляндско-российском инновационном бизнесфоруме в Хельсинки компанией “UPM”. Проект, стоимостью около 1,5 млрд. евро, предусматривает получение новых видов продукции на базе производства (сепарирования) крупным предприятием “базового материала” - целлюлозы с его дальнейшей переработкой специализированными малыми и средними предприятиями. На выходе получаются - полимеры, сахара, стимуляторы здоровья, лекарства, органические кислоты, продукты питания, косметика, покрытия, пластмассы, упаковки, композитный материалы, качественно новые изделия из бумаги и дерева и наконец, биотопливо. То, что это проект ближайшего будущего говорит факт принятия инновационного решения компанией “UPM”о специализации на эти цели её крупного ЦБК “Каукас” (г. Лаппеенранта, на границе с Россией) и реализации уже в 2011 г. “пилотного проекта”, предусматривающего, в частности производство “для начала” 200 тыс. тонн биотоплива (биодизель, биобензин, биокеросин, бионефть “нового поколения”).

Все три направления можно считать одновременно и антикризисными мерами поддержки ЛПК обеих стран, тем более, что явных сигналов экономического роста и спроса на мировых товарных рынках пока не прослеживается.

Логика событий в т.ч. глобализации и конкуренции, подталкивает нас к скорейшей и масштабной инновационной перестройке ЛПК. Естественным партнером, объективно заинтересованным в освоении ресурсов, технологий производства и сбыта для России является, в первую очередь, соседняя Финляндия. Вот почему пришло время подготовки масштабной программы развития государственно-частного партнерства России и Финляндии в этой сфере, о чем в докладе на третьем российско-финляндском лесном саммите говорил автор этой записки, и о чем неоднократно писалось от имени ТПП РФ в различные, в т.ч. в самые высокие инстанции. Однако видно не пришло еще время задействовать последний природный резерв в интересах инновационного развития “великой лесной державы”. КАК БЫ НЕ ОПОЗДАТЬ!









Возврат к списку

 
Дизайн и программирование МЕДИА-сервис
© 1997-2020 Вятская торгово-промышленная палата
Яндекс.Метрика